Цветовая схема
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения
  • 670004,г. Улан-Удэ, ул. Рабочая, 1а
  • +7 (3012) 37-20-66, 37-20-52, 37-18-44, 37-11-83
  • mail@rpnd-rb.ru

Психиатрия – это сложный организм

2 Октября 2020 03:10

Количество просмотров: 1469

«Психиатрия – это сложный организм»

Главный врач психдиспансера рассказал о стереотипах и мифах, витающих вокруг психиатрической службы

 

О душевной гармонии и психическом состоянии обычно не вспоминают, когда речь идёт о здоровье человека. Под последним обычно понимают хорошее самочувствие, отсутствие болезненных ощущений и нормальные анализы. Но даже физически здоровый, на первый взгляд, человек может быть глубоко болен и нуждаться в помощи.

 

5 октября отмечается Международный день врача, а 10 октября – Всемирный день психического здоровья. В этом году праздник пройдёт под девизом «Психическое здоровье доступно всем!».

 

По словам главного врача Республиканского психоневрологического диспансера Виталия Грифа, несмотря на то что эффективность терапии психических расстройств давно доказана, многие обыватели по-прежнему не доверяют психиатрам, а некоторые даже побаиваются.

 

- Некоторые ошибочно полагают, что к психиатрам и психотерапевтам обращаются люди с нарушениями психики, на которых автоматически после первого же визита вешается ярлык – «псих». В некоторых случаях люди даже не отличают психотерапевта от психолога или психиатра. Психиатрия – это не только психбольница, как все привыкли думать. Профессии психолога и психиатра присутствуют во многих сферах жизни, есть разные специальности: детская, судебная, психотерапия (ЧС и психиатрия), общая, - говорит Виталий Гриф.

 

В чём отличие психолога от психиатра?

Психолог – это специалист, работающий со здоровыми людьми. Клинический (медицинский) психолог может иметь дело как с нормой, так и с патологией, однако не имеет права выписывать препараты и ставить диагнозы. Проще говоря, к психологу люди ходят для того, чтобы справиться с трудностями: повысить самооценку, определиться с профессией, пережить потерю, разобраться в семейных проблемах и так далее.

 

Психотерапевт – это специалист, помогающий человеку овладевать инструментами работы с собой. Он работает с такими состояниями, от которых не существует лекарств – например, от обид и раздражительности.

 

Психиатр – это специалист с высшим медицинским образованием, врач, который получил специальность «психиатрия». Он ставит диагнозы и выписывает препараты, определяет степень психического здоровья и дееспособности. Именно вокруг психиатров много панических мифов из ряда «он сделает мне укол, от которого я стану овощем», «после визита к нему меня никто не возьмёт на работу». Между тем принудительно лечат лишь тех больных, кто опасен для себя и окружающих.

 

В отличие от своих коллег – психолога и психотерапевта, психиатр является своего рода социальным санитаром, задача которого – не только защитить общество от агрессивного пациента, но и защитить самого пациента от агрессивного общества, говорит Виталий Леонтьевич.

 

- Если человек имел даже временные проблемы с психическим здоровьем и в его коллективе об этом знают, то он обычно становится первым претендентом на сокращение, увольнение, дискриминацию. Но в современных условиях психиатрия должна быть доступна всем, с неё пора снять ореол негатива. Психиатр и психотерапевт должны быть в каждой поликлинике, - говорит доктор.

 

Принудительное лечение – это не наказание

Республиканский психоневрологический диспансер включает в себя несколько учреждений. Это сложный организм, в который входят стационары в Улан-Удэ (на 510 коек), в посёлке Новая Брянь (на 250 коек) и психотуберкулёзный стационар в Ильинке (на 30 коек). В психиатрическую службу входят и внебольничные подразделения – детское диспансерное и взрослое отделения, реабилитационные центры, ДРКБ в Сотниково.

 

- Также наши коллеги работают в призывной медкомиссии и в системе УФСИН – например, врачи-психиатры в колонии № 8, - говорит Виталий Гриф. – Ещё в нашу службу входит и судебно-психиатрическое бюро, в котором по постановлениям судей и следователей проводится судебно-психиатрическая экспертиза. Экспертиза решает такие сложные вопросы, как “может ли человек отдавать отчёт своим действиям?» Потому что, если он страдает психическим расстройством, его нельзя помещать в места лишения свободы. Иногда их помещают в восьмую колонию, чтобы они параллельно отбывали наказание. Большая часть всё-таки направляется на принудительное лечение – это не наказание, а системная многоступенчатая реабилитация пациента в зависимости от степени тяжести правонарушения.

 

Нередко бывает так, что, оставшись одиноким в преклонном возрасте, человек имеет грубые расстройства психики и не способен обслуживать себя самостоятельно. Такие люди помещаются в дома инвалидов, подведомственные Минсоцзащиты Бурятии (их по республике шесть).

 

Контингент поступает самый разный

В психиатрическом учреждении гораздо реже можно наткнуться на грубость и равнодушие, говорит Виталий Гриф. Здесь можно не бояться, что тебя не так поймут или не выслушают. Специалисты диспансера регулярно обучаются и повышают свою квалификацию, сотрудничают с федеральным научным центром им. Сербского.

 

- Как и в любой медицинской организации, пациенты поступают к нам через приёмный покой, - рассказывает руководитель диспансера. – Дежурный персонал ведёт приём круглосуточно. Если ситуация экстренная, то человек может обратиться самостоятельно, через скорую помощь. Контингент к нам поступает самый разный – бывает, что прямо с улиц и из колодцев. Здесь персонал проводит полную санобработку, берёт анализы, взвешивает, измеряет рост, давление, температуру.

 

Насилия, наручников и дубинок к «буйным» пациентам в диспансере не применяют. В качестве мер стеснения для возбуждённого человека может выступать широкая лента, которая крепится за пояс и фиксируется строго под наблюдением врача. Из дальних районов республики таких пациентов сопровождают сотрудники полиции.

 

- В дальней дороге бывают разные ситуации, - говорит Виталий Леонтьевич. – Иногда врачи-психиатры и медсёстры могут становиться жертвами пациентов. Не так давно такой случай был в Симферополе, когда пациент ударил врача скорой помощи в горло, чем-то порезал. До сих пор неизвестно, восстановится ли у него речь.

 

Для пациентов в диспансере есть всё, что необходимо в обычной жизни: стоматолог, кабинеты флюорографии, УЗИ, физиотерапии, спортзал и комната психоэмоциональной разгрузки. Стационар поделён на блоки по степеням тяжести заболеваний и полу, отдельно – детское отделение на 50 коек. Есть прогулочная площадка с волейбольной сеткой, скамейками и озеленением.

 

«Молодёжь не хочет идти в нашу профессию»

В комнате психоэмоциональной разгрузки психотерапевтического отделения уже 12 лет работает психиатр, психотерапевт, ветеран диспансера и здравоохранения республики Геннадий Людвигович Голунько. По его словам, свои сложности есть в каждой профессии, но разобраться в душевном состоянии человека гораздо сложнее, чем в физическом.

 

- К сожалению, молодёжь не хочет идти в нашу профессию, - говорит психиатр. – Но мы осознаём, что это нужное дело, поэтому особых сложностей для нас не существует. Конечно, есть своеобразие, поскольку это необычная медицина. Непросто бывает назначить верное лечение и вывести человека из его состояния. Наше «пограничное» отделение немного отличается от «острого» - у наших пациентов случаются чисто ситуационные срывы, то есть они поступают к нам сохранные, работающие. Для возвращения к нормальной жизни им нужны поддержка, лечение и психотерапия.

 

Наряду с Геннадием Людвиговичем в РПНД сегодня трудятся два заслуженных врача России – Инна Борисовна Очирова и Анатолий Амагаевич Дымчиков.

 

«Идут к шаманам и ламам»

Бытует мнение, что если человеку поставили диагноз «шизофрения», то он уже не часть общества. Тем временем у этого заболевания минимум тридцать разновидностей с разными симптоматикой и течением.

 

- Есть официальная статистика о том, что 30 % перенесенных психозов заканчиваются полным выздоровлением. Много это или мало? Вопрос риторический. С одной стороны, мало, потому что 70 % имеют дальнейшее развитие. А с другой – достаточно для того, чтобы человек вернулся к труду, - говорит Виталий Гриф.